Создать биографию



Петроний Арбитр (Petronius Arbiter)

Общество: Чиновники

История: Придворные

Искусство: Писатели

Петроний Арбитр (Petronius Arbiter)
Комментарии к дате смерти: 
66 г. н. э.
Дополнительные имена: 
Гай Петроний Арбитр
Георафия жизни: 
Древний Рим
Род деятельности: 
писатель, чиновник, придворный

Петроний Арбитр (Petronius Arbiter), (Гай Петроний Арбитр, ум. 66 н. э.) – римский писатель, чиновник на высоких должностях, придворный императора Нерона и устроитель его пиров и развлечений (elegantiae arbiter – «арбитр изящества»), о котором нам известно из «Анналов» Тацита. Автор небольших стихотворений и романа «Сатирикон» («Satiricon», есть русский перевод под названием «Пир Тримальхиона»), стихотворно-прозаического по форме и философско-сатирического по содержанию (до нас дошли отдельные фрагменты). В своём романе Петроний высмеивает выскочек-вольноотпущенников, которые не по заслугам, а в силу благоприятных обстоятельств добились богатства, но остались теми же необразованными и грубыми людьми, каковыми пребывали до этого в рабском своём состоянии. Повествование ведётся от лица некоего бродяги Энколписа, который вместе с двумя такими же авантюристами, бродя по Южной Италии, попадает в имение богатого вольноотпущенника Тримальхиона и присутствует у него на пиру. (Собственно, описание пира Тримальхиона и составляет содержание той части романа, которая до нас дошла.) В 66 г. Петроний принуждён был императором Нероном к самоубийству за предполагаемое участие в заговоре Пизона. ► «Сочинение [“Satiricon” или “Satirarumlibri”] это написано прозой и стихами вперемежку, как писались сатиры, называвшиеся менипповыми. По содержанию своему это – сатирический роман, состоящий из множества отдельных сцен, в которых живо и с большим талантом рассказываются забавные похождения и грязные истории. Роман этот имел, очевидно, большие размеры: дошедшие до нас отрывки, относящиеся к 15-й и 16-й книгам сочинения, сами по себе представляют объем настолько значительный, что из них выходит целая книга в нашем смысле. О содержании потерянных книг мы сказать ничего не можем, так как древние романы не имели такой цельности, какая требуется от нынешних. Уцелевшие отрывки представляют собой ряд сцен без строгой взаимной связи, нередко без начала и без конца, содержания очень пестрого. Связью для них служит рассказ о похождениях трех приятелей-шалопаев из сословия вольноотпущенников. Главное действующее лицо – Энколпий, человек с литературным образованием, понимающий недостатки современного обучения в риторских школах, где будущие ораторы учатся говорить речи на самые неправдоподобные темы; имена двух его спутников – Аскилт и Гитон. Эти последние, состоящие между собой в особых интимных отношениях, не занимаются литературными и педагогическими вопросами, хотя и состоят в компании с Энколпием в качестве странствующих ученых и литераторов, а всецело посвящают свой ум и деятельность на плутни и мошенничество, предаваясь при этом необузданному разврату, в котором им не уступает и более образованный товарищ. Главный эпизод сохранившейся части романа – пир у Тримальхиона, богатого самодура из вольноотпущенников, не знающего, какую новую роскошь и чудачество придумать для своего безграничного чванства и удовольствия. Тут развёртываются перед нами картины мытья в бане, домашней и обеденной обстановки, вульгарных увеселений, декламации стихотворных экспромтов, глупости и пошлости поведения хозяина, его покрытой золотом и драгоценностями, но скупой до скаредности жены, необыкновенно грубых супружеских пререканий в присутствии гостей; самим Тримальхионом рассказывается история достижения им, бывшим рабом, колоссального состояния, которое он думает еще увеличить присоединением к своим владениям Апулии. Всё это рисуется с необыкновенной живостью, обличающей в авторе писателя с большим литературным талантом, с тонким уменьем наблюдать и воспроизводить явления обыденной жизни во всей их пестроте и разнообразии. К беспутному, пошлому, падшему и омерзительному миру, среди которого движется его повествование, автор относится с точки зрения спокойного наблюдателя, не чуждого, правда, юмора, но без всяких признаков протеста, скорби или ужаса. Это не мешало римскому читателю пробегать страницы романа с интересом, какой вообще возбуждает в массе публики пикантное чтение. Для нас сочинение Петрония драгоценно как превосходный источник для знакомства с нравами средних и низших слоев римского общества первого века империи, оживающими перед нами в своём повседневном языке, которым автор пользуется с большим искусством» («Энциклопедия Брокгауза и Ефрона»).

Ваш рейтинг: Отсутств. Оценка: 5 (2 votes)

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователя и 5 гостей.