Создать биографию



Суворов, Александр Васильевич

Дата рождения: 
13.11.1730
Место рождения: 
Москва

Разное: Известные личности

Профессии: Военнослужащие

История: Военачальники, Полководцы

Дата смерти: 
06.05.1800

Общество: Аристократы

Суворов, Александр Васильевич
Суворов, Александр Васильевич
Суворов, Александр Васильевич
Суворов, Александр Васильевич
Суворов, Александр Васильевич
Место смерти: 
Санкт-Петербург
Георафия жизни: 
Российская империя
Род деятельности: 
полководец

Суворов, Александр Васильевич (13.11.1730, Москва – 06.05.1800, Санкт-Петербург), граф Рымникский (1789), князь Италийский (1799) – выдающийся русский полководец с мировым именем, не проигравший ни одного сражения, покрывший себя воинской славой и заслуживший всенародную любовь, генералиссимус (1799), теоретик военного искусства. Родился в Москве. Отец его, небогатый новгородский помещик, был крестником Петра I и под старость лет дослужился до чина генерала-аншефа. Будучи образованным и умным человеком, он сам занялся воспитанием дочерей Марии и Анны и сына Александра и, видя его хилым и слабым, решил готовить его к гражданской службе. Александр изучил основательно языки французский, немецкий, турецкий и отчасти итальянский. Он хорошо знал историю, в особенности же военную историю. Мальчик, хотя и болезненный, отличался необыкновенно живым характером, подвижностью, способностью к учению и проявлял склонность к военному искусству. Мечтая о военной службе, он просьбой да лаской добился того, что отец записал его рядовым в лейб-гвардейский Семёновский полк. (Хорошую службу сослужил и Абрам Ганнибал, прадед Пушкина и друг семьи Суворовых. Увидев, что Александр живо интересуется военным делом, он уговорил Василия Суворова отдать сына на военную службу). В 1745 г. он поступил на действительную службу, которую ревностно нёс в течение 9 лет, и только в 1754 г. произведён был в офицеры. С первых же шагов офицерской службы он поражал товарищей своей удивительной исполнительностью по службе и замкнутым образом жизни. Душой преданный своему делу, он всё свободное время посвящал изучению подвигов великих полководцев Древнего мира, особенно Александра Македонского и Юлия Цезаря, и, наконец, пришёл к убеждению, что для того, чтобы быть настоящим военным, надо уметь переносить всякие лишения и невзгоды и выработать в себе твёрдую волю, а для того, чтобы уметь вести за собой солдат, надобно хорошо знать их жизнь, сродниться с ними душой, жить общей с ними жизнью и научить их верить в себя. Усвоив себе этот взгляд, Суворов пронёс его через всю свою жизнь. Как простой солдат, он спал на соломе или на голой земле, завернувшись в шинель, вставал чуть свет, подолгу простаивал на часах, сам прошёл все солдатские работы и ел солдатские щи да кашу. Для того же, чтобы закалить себя, он в самый трескучий мороз выскакивал босиком на снег, обливался ледяной водой, а в самую жгучую жару уходил в жарко протопленную баню и заставлял себя подолгу высиживать в ней. Так приучил он себя переносить лишения и тяготы жизни. Находясь всегда рядом с солдатами, он хорошо изучил их язык и весь их быт. Недоумевали сначала солдаты, на него глядя, чудаком его почитали, потом привыкли, а потом и полюбили, да так полюбили, что в огонь и воду готовы были за ним идти. Впервые выказал Суворов свои воинские способности в ходе Семилетней войны с Пруссией (1757–1763), приняв участие в сражении под Кунерсдорфом (1759), во взятии Берлина (1760), в 1761 г. командовал отдельным отрядом, нанёс ряд поражений прусской армии в Польше и действовал под Кольбергом. Начальство приметило его, и по окончании войны дали ему командование полком. Другие командиры командовали полками только для виду, больше к смотрам да парадам их готовили, чем к войне. Суворов же свой полк иначе готовил. Пройдя сам суровую школу, он и солдат стал по-своему учить. Так, зачастую он неожиданно поднимал их среди ночи и вёл вёрст по 30 походом, или же на учении приводил их к реке и заставлял переправляться на другой берег. «Русский солдат всё должен знать и каждую минуту должен быть готовым к войне и ко всяким случайностям», говаривал он всегда в таких случаях, и солдаты, поначалу становившиеся в тупик, в конце концов с честью выходили из затруднений, а потом и сами полюбили все эти упражнения, на которые так изобретателен был их командир, и всякий старался проявить перед ним свою сообразительность и ловкость. В турецкую войну (1768–1774 гг.) Суворов отправился в поход со своим полком. Командовавший армией П. А. Румянцев-Задунайский поручил Суворову выдвинуться к турецкой крепости Туртукай и, встав лагерем около нее, следить, чтобы турки из нее не вышли и не зашли русским войскам в тыл. Суворов, подойдя к Туртукаю и видя, что турки плохо стерегут крепость, напал на них ночью, застав врасплох, взял крепость и на следующее утро, сознавая важность занятого им положения и не винясь потому в нарушении дисциплины, рапортовал императрице Екатерине о своем подвиге стихами: «Слава Богу, слава Вам! Туртукай взят, и я там!». Разгневанный Румянцев хотел было применить к нему всю строгость закона, т. е. судить его военно-полевым судом, но Екатерина II проявила в данном случае обыкновенное своё великодушие и справедливость, взглянув на этот эпизод иначе, и начертала на докладе Румянцева: «Победителей не судят!», наградила Суворова орденом Св. Георгия 2-й степени. Заметив с тех пор в Суворове полководческие таланты, императрица начала усиленно продвигать его и поручала ему самые трудные дела. Нужно ли было поймать бунтовщика Емельяна Пугачёва или же подавить польский мятеж, – всякий раз вспоминали про Суворова и посылали его, и всякий раз он выходил победителем, обеспечивая славу русскому солдату и русскому оружию. 12 лет спустя после первой турецкой войны Суворову вновь пришлось воевать с турками (война 1787–1791 гг.). Небывалой славой покрыл он себя в эту войну. Одна за другой следовали незабываемые победы у Кинбурна, при Фокшанах, у Рымника (награжден орденом Св. Георгия 1-й степени). Взятие штурмом казавшейся неприступной крепости Измаил, расположенной в устье Дуная, было в особенности изумительным. Крепость эта была защищена тройным рядом укреплений, и войска в ней было вдвое более, чем у Суворова. Но Суворов, приучив своих солдат к приступу во время тренировок и высмотрев слабое место в укреплениях, повёл войска на штурм под прикрытием ночи (впоследствии Суворов говорил, что на такой штурм можно решиться только один раз в жизни). Несмотря на неприступность и необыкновенную стойкость ожесточённого врага, крепость была взята, и турки поспешили заключить мир. По воцарении Павла I Суворов, прославивший своими победами царствование Екатерины II, испытал горькую участь отставника и изгнанника. Совершенно не одобряя последовавшие с переменой царствования военные преобразования на прусский манер, он не скрывал своего недовольства и с присущей ему прямотой и смелостью горячо отстаивал родную самобытность. Недовольный этим, император Павел отправил Суворова в отставку и предписал ему безвыездно жить в его новгородском имении Кончанское. Безропотно принял это решение Суворов, ни единым словом не выдал он своих нравственных страданий и обиды и, возложив всё своё упование на Бога, покорно поселился в своей деревне. Здесь он, по своему обыкновению, вёл самый простой образ жизни, переходя от серьёзных умственных занятий к чтению или пению на клиросе и даже к играм с деревенскими ребятишками. Его по-детски чистая душа, ясные голубые глаза, сверкавшие всегда необыкновенной добротой и лаской, и изумительная изобретательность на всевозможные чудачества неотразимо влекли к нему детвору, и его частенько можно было видеть играющим с ребятишками в солдатики или городки, либо живо рассказывающим им про свои походы, поучающим их быть всегда верными своему долгу, повиноваться воле Божией и чтить и слушаться Царя. В то же время он не переставал следить в своем изгнании за политическими событиями. Суворов ясно видел значение Наполеоновских побед и часто с сокрушением сердца говорил: «Пора, пора унять молодца, посмотрите, как он шагает!» И действительно, войскам союзников в Европе приходилось не просто, и все ясно сознавали, что военному гению Наполеона нужно противопоставить другого, равного с ним гения. Вот тогда-то и вспомнили союзные державы о позабытом русском чудо-богатыре Александре Суворове. Вызвал его император Павел и предоставил ему, с согласия и даже по просьбе монарших особ других государств, командование союзными и русской армиями в Италии, сказав в напутствие: «Иди, Александр Васильевич, спасай Европу, веди войну, как умеешь!». Обрадованный таким поворотом в судьбе, Суворов слабый уже здоровьем, но сильный духом, ещё раз удивил мир своими подвигами. Со своей любимой поговоркой: «А ну, ребятушки, помилуй Бог, вперёд!» он, преодолевая все препятствия, ястребом налетал на врага и одарил Европу целым рядом блестящих побед. Один за другим переходили в руки союзников отвоёванные у неприятеля города и крепости Северной Италии. Повсюду Суворова встречали восторженными овациями. Все европейские державы воздавали должное гению прославленного полководца, удивлялись его подвигам, и только одной Австрии не по сердцу были победы русского оружия. Решив, что победы Суворова уже достаточно закрепили за союзниками Италию, Австрия потребовала, чтобы в Италии оставались только австрийские войска, русские же должны были перейти в Швейцарию, занятую французами. В Швейцарии русские войска оказались без союзников – Австрия, вопреки уговору, отозвала оттуда все свои войска. Положение русских было отчаянное. Суворову пришлось вести свои войска через перевал Сен-Готард, сам по себе тяжёлый для перехода армии, и к тому же защищаемый французами. Несмотря на атаки с их стороны, несмотря на то, что русским солдатам приходилось карабкаться почти по отвесным скалам, «не жалея себя и думая лишь о спасении русской славы», всё же добрались до снежных вершин перевала. Спуск же был еще труднее подъема, так как был необыкновенно крут, вследствие чего было много жертв среди солдат. Кроме того, Суворову приходилось почти беспрерывно отбиваться от французов. Здесь же он совершил свой бессмертный переход через так называемый Чёртов мост, возвышавшийся на 75 футов над пропастью. Положение его армии было отчаянным. Солдаты шли в оборванной одежде и босиком, были измучены продолжительным походом и постоянными боями. Но, несмотря ни на что, Суворов одержал ряд блестящих побед и вышел на равнину, а оттуда в Южную Германию. Император Павел, поняв тем временем недобросовестность и неблагодарность Австрии, разорвал свой союз с ней и отозвал войска в Россию. За победы в Италии Суворову было дано звание генералиссимуса, титул светлейшего князя Италийского и многие другие награды, но славному русскому полководцу было не до них. Возвращаясь в Россию, в Кракове Суворов заболел и, вернувшись на родину, слёг в постель. В первых числах мая 1800 г. его не стало. Похоронен Суворов в Александро-Невской лавре. На его могиле лежит простая каменная плита, на которой, по его собственному желанию, выгравировано всего три слова: «Здесь лежит Суворов». Император Александр I воздвиг Суворову бронзовый памятник работы скульптора М. И. Козловского. Памятник этот находится на Марсовом поле в Санкт-Петербурге против Троицкого моста и изображает Суворова в рыцарских доспехах с мечом и щитом в руках. (Изл. по изд.: Тарапыгин Ф., «Русские военные деятели», Спб., 1911). А. В. Суворов велик не только как полководец, не знавший поражений, он был теоретиком военного дела, создателем военной доктрины и новой стратегии и тактики войны. Свои взгляды он изложил в сочинениях «Полковое учреждение» (1765) и «Наука побеждать» (1795), а также в записках и инструкциях. ► В личной жизни А. В. Суворов оказался человеком несчастливым, прижимистым в деньгах, не способным понять маленькие женские радости (хорошая одежда, украшения, развлечения, сладости и т. д.), подозрительным и даже злопамятным. Он всё время подозревал свою жену Варвару Ивановну (урождённую княжну Прозоровскую, 1750–1806), женщину дородную и на русский лад красивую, получившую скудное образование даже по меркам того времени, в обманах, обвинял её в изменах ему и чуть ли не первым разносил эти небылицы. Дважды он подавал прошение о разводе в Славянскую духовную консисторию, но расследования не дали результатов, ни одна инстанция не вынесла В. И. Суворовой обвинения, и сама императрица Екатерина II взяла её под свою защиту, как и Церковь. Тем не менее в 1779 г., перед рождественскими торжествами, муж отобрал у неё четырёхлетнюю дочь Наталью, отправив её из Москвы в Петербург (позже она воспитывалась в Смольном институте), и сам отказался жить с женой под одной крышей. Правда, с 1780 г. они вновь жили вместе, но это была мука для обоих. В 1787 г. Суворов не признал своим родившегося сына Аркадия и оставил жену с младенцем. При этом он велел вывезти всё имущество из родового дома Суворовых на Большой Никитской в Москве, где они оставались. Варвара Ивановна Суворова пережила мужа на 6 лет. После смерти Суворова её, несмотря на то, что они долго жили раздельно, почитали как его законную вдову; ей пожаловали титул статс-дамы и высшую женскую награду – орден Св. Екатерины 1-й степени (хотя в завещании Суворов даже не помянул её). В последние годы Варвара Суворова постоянно ездила на богомолье в Новоиерусалимский монастырь, где её и похоронили в 1806 г. Сына Аркадия Суворов признал только через 14 с лишним лет после рождения, и то лишь благодаря уму и изобретательности любимой дочери Натальи. Аркадий Александрович Суворов был красивый, статный, общительный, способный офицер. При императоре Александре I он дослужился до чина генерал-лейтенанта и командовал дивизией. При этом он вёл беспорядочный образ жизни, кутил, играл в карты, дважды был женат, умудрился практически промотать состояние, оставленное ему отцом. И, тем не менее, Аркадий Суворов был душой общества и уважаемым командиром. В апреле 1811 г. в возрасте 23 лет он трагически погиб, утонув в реке Рымник. По иронии судьбы Аркадий Суворов утонул в реке Рымник, где его великий отец в 1789 г. одержал одну из своих самых блестящих побед, за которую получил титул графа Рымникского и герб, разбив турецкую армию, в четыре раза превосходящую по численности его войско. (Изл. по изд.: Глушкова В. Г., «Путешествие из Москвы в Санкт-Петербург. Речной круиз. Исторический путеводитель», М., 2009).

::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::: 

Великий русский полководец Александр Васильевич Суворов похоронен в Александро-Невской лавре в Санкт-Петербурге. Простая каменная плита на его могиле отмечена лаконичной надписью: «Здесь лежит Суворов». В момент невосполнимой утраты жители Санкт-Петербурга получают ритуальные услуги в соответствии с традиционными правилами. Узнать подробности можно на сайте eternitas.ru.

Нет голосов

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователя и 6 гостей.