Создать биографию



Гвиччардини (Guicсiardini), Франческо

Дата рождения: 
06.03.1483

Профессии: Профессора

Дата смерти: 
22.05.1540

Общество: Дипломаты, Политики

Наука: Историки

Гвиччардини (Guicсiardini), Франческо
Гвиччардини (Guicсiardini), Франческо
Георафия жизни: 
Италия
Род деятельности: 
историк, дипломат, политик

Гвиччардини (Guicсiardini), Франческо (06.03.1483–22.05.1540) – итальянский историк, дипломат и политический деятель. Еще в молодости (в 23 года) стал профессором юриспруденции в своем родном городе Флоренции. Пользовался расположением папы Льва X (при нем  Гвиччардини был правителем Модены и Реджио), папы Адриана VI, папы Климента VII. Позднее, став союзником Франции, Франческо Гвиччардини было доверено командование папскими войсками в звании генерал-лейтенанта Святого престола. После сдачи Флоренции императорской армии Гвиччардини был доверенным агентом семейства Медичи в этом городе. Поспособствовав установлению тирании Медичи во Флоренции, Франческо Гвиччардини удалился от государственных дел и политики (1536) и посвятил себя творчеству. Автор «Истории Флоренции», «Истории Италии», «Заметок о делах политических и гражданских» (по сути это его афоризмы). ► Из высказываний Франческо Гвиччардини : «Кастильская пословица говорит: “Где тонко, там и рвется”. В соперничестве либо в сравнении с более сильным или более важным всегда страдает слабейший, несмотря на то что разум, честность или благодарность требуют обратного; происходит это потому, что люди обычно больше думают о своих интересах, чем о долге». –– «Величайшая сила – это память о чести, потому что, кто помнит о ней, не боится опасностей и никогда не сделает подлости; знайте это твердо». –– «Ошибается тот, кто говорит, что чтение книг портит умы: если это верно для тех, кто умом не силен, то хороший ум от чтения делается совершенным, ибо соединение хорошего от природы и благоприобретенного образует самый благородный состав». –– «Не траться в расчете на будущие доходы, потому что часто их либо не окажется вовсе, либо они будут меньше, чем ты рассчитывал; расходы, напротив, всегда растут». –– «Если тебе выпадет случай получить то, чего ты желаешь, бери скорей, не теряя времени, ибо все в мире так изменчиво, что, пока вещь не у тебя в руках, нельзя сказать, что она твоя. По той же причине, когда тебе предлагают сделать то, чего ты не желаешь, тяни как можно дольше, ибо мы видим ежечасно, что время несет с собой неожиданности, которые нас выводят из затруднения. В этом смысл пословицы, которая, говорят, на устах у мудрецов: пользуйся благом времени». –– «Я говорил много раз и снова повторяю, что человек одаренный и умеющий сделать из времени капитал, не должен жаловаться на краткость жизни; он может посвятить себя множеству вещей, и если он умеет с толком тратить время, то времени у него будет в избытке». (Из книги «Заметки о делах политических и гражданских», М., Наука, 2004; пер. М. С. Фельдштейна.)  ► Монтень о Гвиччардини : «Вот добросовестный историк, у которого, по-моему, с большей точностью, чем у кого бы то ни было, можно узнать истинную сущность событий его времени; к тому же в большинстве из них он сам принимал участие и состоял в высоких чинах. Совершенно непохоже на то, чтобы он из ненависти, лести или честолюбия искажал факты: об этом свидетельствуют его независимые суждения о сильных мира сего и, в частности, о тех, которые выдвигали и назначали его на высокие посты, как, например, о папе Клименте VII. Что касается той его особенности, которую он как будто желал вменить себе в наибольшую заслугу, а именно его отступлений и речей, то среди них есть меткие и удачные, но он чересчур увлекался ими: действительно, стараясь ничего не упустить и имея дело с такими обширным и почти необъятным материалом, он становится многословным и несколько болтливым на школьный манер. Я обратил также внимание на то, что о каких бы людях и делах, о каких бы действиях и замыслах он ни судил, он никогда не выводит их ни из добродетели, ни из благочестия и совести – как если бы этих вещей вовсе не существовало – и объясняет все поступки, какими бы совершенными они ни казались сами по себе, либо какой-нибудь выгодой, либо порочным стимулом. Однако нельзя себе представить, чтобы среди всех тех бесчисленных действий, о которых он судит, не было хоть каких-нибудь продиктованных разумом. Никакое разложение не может охватить настолько всех без исключения людей, чтобы не осталось ни одного не затронутого им человека; это вызывает у меня опасение, нет ли у Гвиччардини какого-то порока в этом его пристрастии и не судит ли он о других по себе» («Опыты», кн. 2, гл. X, «О книгах»). ► И еще одно высказывание, соотечественника Франческо Гвиччардини , Дж. Леопарди: «Гвиччардини, может быть, единственный среди всех историков, кто хорошо знал людей и философствовал, опираясь на знание человеческой природы, а не некой политической науки, обособленной от познания человека и в большинстве случаев химерической, каковой обыкновенно и пользуются другие историки, особенно заморские и заальпийские, когда берутся рассуждать о фактах, а не просто пересказывать их один за другим без всякой мысли».
 

Ваш рейтинг: Отсутств. Оценка: 5 (2 votes)

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователя и 16 гостей.